19:05
МАРИНА ГРАНИНА: Я не думала, что мой отец так интересен сегодня, как это оказалось

Дочь прозаика рассказала о памятнике отцу в Петербурге, о мероприятиях в рамках «Года столетия Даниила Гранина» и о работе Фонда сохранения и популяризации его наследия.

Памятник Даниилу Гранину в Петербурге стал своеобразным резюме, объявленного ранее года 100-летия писателя. Что удалось сделать за это время, обозреватель Business FM Петербург Максим Тихонов узнал у дочери прозаика, директора Фонда сохранения и популяризации его наследия Марины Граниной.

Максим Тихонов: На днях наконец открыли памятник Даниилу Александровичу. Как вам сама скульптурная композиция?

Марина Гранина: Памятник мне очень нравится. Это я его выбрала и за него боролась. Правда, мне изо всех сил помогал Сергей Вадимович Степашин и Алла Юрьевна Манилова, им тоже этот памятник понравился. Было еще около 20, но мне показалось, что мы насчитали 11 или 15 проектов, но этот сразу мы отметили, и он мне показался каким-то родным. Он был похож на моего отца, на то, как он сидел в кресле, и как-то все это мне было очень приятно. Для родных, для тех, кто потерял дорогого человека важно эту пустоту как-то восполнить. Он так сидит с книжками в кресле, как дома и это как-то грело душу, поэтому я выбрала этот памятник. Интересно, что автором его оказался Женя Бурков, который делал доску на доме, и тоже мне это было приятно, что он хоть и молодой скульптор, но прочитал, смотрел фотографии..

Максим Тихонов: Удалось ему найти.

Марина Гранина: Да, ему удалось что-то такое почувствовать, что он, а это не так легко, в скульптуре выразил. Мы несколько раз уже ездили к памятнику и смотрели. Я считаю, что стоит он очень удачно, и папе, как мне кажется, там очень уютно, он любит новые места, и он с интересом смотрит вокруг. Рядом библиотека Гранина, так что девочки будут его опекать, он не будет один.

Максим Тихонов: Некоторые все-таки отмечали, почему не в центре города?

Марина Гранина: Не в центре города, во-первых, потому что библиотека Гранина рядом – раз. Во-вторых, как-то возникло такое желание украсить новые районы, там социальные дома, там очень много детей, пусть у них будет какое-то такое пространство, как теперь говорят, некое место. Там обещали поставить скамейки, посадить цветы, будет, где собираться, где назначать свидания, где будет своя жизнь – жизнь этого памятника.

Максим Тихонов: А люди уже приходят, смотрят, оценивают?

Марина Гранина: Я не знаю, я ж там не живу, но когда мы приехали дней 10 тому назад, там уже лежали цветы, и это было приятно.

Максим Тихонов: Достаточно длительный процесс согласования был памятника, причем на уровне нашего Градсовета: их все не устраивала табличка, еще какие-то нюансы. В итоге, пришлось переделывать несколько раз, имело ли это смысл?

Марина Гранина: Я не знаю, что имеет смыл для нашего градостроительного руководства. Если посмотреть, как они уродуют город, то, извините меня, следовать их советам не стоит. Это мое глубокое убеждение.

Максим Тихонов: Можно было открыть и раньше.

Марина Гранина: Они не открывали не из-за того, что Женя не успевал, хотя он работал в довольно хорошем темпе, его торопили, надеялись, что можно будет открыть раньше. То ли это было желание самого Владимира Владимировича, то ли какие-то обязательства пред ним, но его участие оказалось обязательным, а значит ждали, когда он приедет в город, чего и дождались.

Максим Тихонов: Еще один вопрос. Наверное, уже можно начинать подводить предварительные итоги «Года столетия Даниила Гранина». Как вам в событийном плане?

Марина Гранина: Событий было довольно много, но я могу более подробно рассказать о деятельности Фонда Гранина, который был организован в конце 2018 года. Цель организации – это содействие изданию книг, это пропаганда, распространение и, в каком-то смысле, охрана умершего человека, ведь когда человек умирает, он не в состоянии себя защищать, он отдается полностью людям, которые его знали или даже не знали. Любой может сказать, что он его близкий друг. Любой может ему приписать что-то такое, чего на самом деле не было.

Максим Тихонов: А пытаются?

Марина Гранина: Да, пытаются всегда и не только папе, но и любому известному человеку всегда приходится его друзьям, его родным с этим мириться или бороться. Я про себя решила, что не буду бороться, пусть говорят, что хотят, а я буду содействовать тому, чтобы правда о нем, о его деятельности, о его интересах она бы существовала параллельно тому, что возникает, не соответствуя правде, или трактовка такая, которая меня не устраивает. Это содействие, это распространение было для меня очень и очень интересным. Первое такое неожиданное впечатление, честно сказать: я не думала, что он так интересен сегодня, как это оказалось. Оказалось, что книги его еще не прочитаны, что в них есть смысл, который выявился только сегодня в это, в такое непростое, нелегкое время. Возьмем даже одну сторону литературы, которая с именем папы связана. Это его книги, его романы о науке, об инженерной деятельности, т.е. о труде. Он описывал труд так вкусно, с такой любовью, что и молодежи, и подросткам хотелось работать. Им казалось, что это очень романтично, очень интересно. Прочитав «Иду на грозу», хотелось стать физиком, прочитав «Зубра», хотелось стать биологом, «Искателей» - инженером и т.д. Это оказалось очень ценно! Сегодня мы не можем назвать литературу, которая пропагандирует труд . Даже из самых мелочей, которые нас окружают: радуются пятнице, что неделя рабочая закончилась, огорчаются по радио особенно остро понедельнику, потому что трудовая неделя, а выкинь труд, работу, если особенно она любимая и что останется? Получается, что остаются только развлечения и только они и пропагандируются сегодня и средствами массовой информации, и литературой.

Максим Тихонов: Такая потребительская модель.

Марина Гранина: Да, она – неправильная, она обедняет жизнь молодежи. Мы были во Франции, проводили там довольно интересное мероприятие, посвященное тоже папе, рассказывали о «Блокадной книге» и о других. Специалисты по литературе выступали и говорили, что они и во французской литературе не могут найти какого-то адекватного папе писателя, который бы действительно пропагандировал исследовательскую работу, труд. У них был Экзюпери «Ночной полет» - дети хотели стать летчиками, Каверин «Два капитана» - то же самое. То есть это функция литературы и почему она утрачена, непонятно, тем более что многие профессии такие, которые, может быть, сложно пропагандировать, уже уходят из нашего быта, заменяются благодаря техническому прогрессу, тогда пропагандируйте те, что остаются. Этот момент был очень мне интересен. Конечно, для нашего Фонда был очень важным юбилей «Блокадной книги» - 40 лет со дня первого издания. Наташа Соколовская и небольшой коллектив ее единомышленников при поддержке Фонда сделали выставку «История создания «Блокадной книги»». История не в том, как она существовала, а в том, как она жила и наполнялась все новыми какими-то событиями, новыми текстами, новыми находками - вот в чем жизнь книги. Только в 2014 году вышел так называемый канонический текст книги, куда вошла и «Запретная глава», и беседы папы и Адамовича с Косыгиным, и «Ромовые бабы» - все это сделало эту книгу событием и нашу выставку, которая сейчас на Московском проспекте в «публичке» открыта. Это тоже, мы считаем, очень важное событие в том, что удалось сделать Фонду. Проведены были несколько конференций и такое направление, которое мы выбрали, и тоже оно оказалось очень интересным, - это «Гранин и Германия». Если посмотреть его творчество, то очень много произведений связано с Германией. Мы решили выяснить, насколько немцам интересно эта литература.

Максим Тихонов: Предвосхитили мой вопрос: как вообще за рубежом относятся к произведениям Гранина? Франция, Германия?

Марина Гранина: Мы решили и провели конференцию, которая называлась «Гранин и Германия. Трудный путь к примирению». У нас были очень интересные именно исследователи, она такой научный характер носила, и, конечно, особой такой темой на этой конференции было выступление в Бундестаге, два или три доклада были посвящены ему. Вторая часть этой конференции под тем же названием была проведена в Берлине в Карл-Хорсте. Выступали немцы, исследователи и переводчики и наши исследователи блокады, несколько человек поехало: Соколовская, Ломагин, Хлебников. И немецкая часть показала. Во-первых, я очень нервничала, думала, что никто не придет и все время бомбила письмами бедный Карл-Хорст, есть ли у них рассылка, то-сё. Оказалось и для этого музея, и для такой узкой темы было довольно много народу – больше 60 человек. Причем, приехали, как потом к нам подходили, люди из Дрездена, из Русского клуба.

Максим Тихонов: Специально приехали.

Марина Гранина: Специально ехали, чтобы побывать на этом мероприятии. Несколько докладов было о том, как в ГДР трудно печатался Гранин, что для меня было новостью, потому что мне казалось, что в фарватере советских планов, советской печати шли социалистические республики. Оказалось, что «Зубр» был уже напечатан в Советском Союзе, а в ГДР его запрещали.

Максим Тихонов: А почему? Это там непосредственно на месте не могли это решить?

Марина Гранина: Да, не хотели. Здесь вмешался такой момент, очень болезненный для Германии: был он пособником фашизма или не был. У них их доказательств этого не было и поэтому эту книгу затормозили.

Максим Тихонов: Когда в итоге все-таки ее напечатали?

Марина Гранина: В 1986 году, по-моему, она вышла, так что, долго.

Максим Тихонов: Знаю еще, что была идея создать большую коллекцию Даниила Гранина, в том числе оцифровать архивы, удалось ли это сделать или пока еще в планах?

Марина Гранина: Что касается архивов, то частично или, может быть, даже значительно оцифровка была проведена. Они – молодцы, там у них довольно много разных материалов, достаточно интересных. Они начали эту работу и в значительной части ее осуществляют, так что это еще впереди. А оцифровкой произведений занимается, во всяком случае, объявляла, президентская библиотека, и я, честно сказать, не знаю, на каком это этапе.

Максим Тихонов: Я тоже пытался найти информацию и нашел только анонс, который был еще в конце прошлого года, поэтому мне стало интересно.

Марина Гранина: Там, видимо, тоже начальство изменилось, замедлилось все.

Максим Тихонов: Потому что в сегодняшнем нашем цифровом мире это все должно быть и в электронном виде, чтобы было максимально доступно для читателей.

Марина Гранина: Но собрание сочинений есть в дисках. 12 дисков, поэтому что-то есть, я думаю, еще что-то появляется.

Максим Тихонов: Рано или поздно это будет закончено. Знаете, наверное, последний вопрос: мы как раз говорили о том, что человек писал о труде, писал о блокаде. Важно, как сегодня это воспринимается и читает ли сегодня молодежь Даниила Гранина?

Марина Гранина: Да, это интересный такой момент. У нас были библиотечные конкурсы, довольно масштабные благодаря Российской Национальной библиотеке, с которой вместе мы их проводили, благодаря Библиотечной Ассоциации. Проводились по всей России: из 85 регионов в этих конкурсах приняли участие 69. Конкурсы эти были совершенно удивительные, интересные, разнообразные. В них принимала участие активная молодежь. У нас были такие номинации: « Я читаю Гранина», «Мы читаем Гранина». Дети от 10 до 12 лет из Сертоловской гимназии сняли поразительнейший совершенно фильм, не помню точно название, но что-то типа «Что мы нашли на антресолях» по Ленинградскому каталогу. Они сами снимали, они сами сочинили сценарий, и этот очаровательный фильм получил у нас первый приз. Очень много было с участием молодежи: и про «Зубра», и военная его проза, и «Молодая война», и «Мой лейтенант», конечно. Строили блиндажи, устраивали какие-то очень интересные военные экскурсии, т.е. если задача поставлена интересно, то молодежь с удовольствием откликается и они делают какие-то сайты. Фонд Гранина особый приз дал в Старой Руссе, этот проект был назван «Любимый город Гранина». Они нашли старые открытки, все рассказали про Старую Руссу, где и когда он был, и какие извлекли описания такого провинциального города, которые совершенно очевидно относятся к Старой Руссе. Описание, рассказ о городе писателя, как он его видел в детстве, как он его видел потом, так проиллюстрировано старыми открытками 1911 и 1914 года, нам очень понравилось.

Максим Тихонов: Важно, что есть интерес, главное, чтоб еще и понимание было у молодого поколения.

Марина Гранина: Да, будем надеяться.

Максим Тихонов: Покажет время, как говорится.

Марина Гранина: Мы для этого и работаем.

Максим Тихонов: Спасибо за беседу, очень интересно, спасибо, что пришли.

Марина Гранина: Спасибо вам.

Источник - businessfm.spb.ru

Категория: 100-летие Даниила Гранина | Просмотров: 50 | Добавил: РФ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar